Главная

Регистрация

Вход

RSS

Рифмы в Прозе


Главная » 2009 » Октябрь » 3 » Образ Бога
13:31
Образ Бога
Рассказ- альтернатива стихотворению Роковая.

-Ты уверен, что это нужно? Может быть, все может обойтись без этого?
-Это необходимо...
-Но еще можно повернуть вспять... Прошло еще не так много времени, можно жить дальше, забыть все. Я вылечу твои раны.
-Нет, я должен умереть.
-Но ты так молод, зачем тебе так страшно умирать, обрывая свою короткую жизнь?
-Обрывая? -он посмотрел на небо.-Разве ты не веришь?
-Верю, пожалуй, но где гарантия, что я не брошусь под поезд, не вынеся разлуки с тобой?
Он ничего не ответил, но лишь простонал.
-Прости, тебе очень больно, наверное?
-Тебе больнее.
-Я, пожалуй, ничего уже не чувствую.
Невесть откуда взявшийся ветер хлестнул ее мелким острым камнем по щеке. Она вскрикнула и вытерла кровь.
-Не надо лгать себе...
Она грустно улыбнулась.
-Тебе нужно что-нибудь? Вода?.. или...
-Нет.
Было довольно холодно и жажда почти не мучила.

"Наверное, он хочет побыть в одиночестве."-подумала она и чуть отошла, спустилась в овражек. Он не видел ее, а она его видела. Ей показалось, что его лицо исказилось болью- при ней он не выражал всех своих страданий.Чтобы не заставлять его терпеть боль, она решила остаться. Он время от времени поднимал взор к небу, сжимал губы, видимо, думал о чем-то. Через некоторое время ей показалось,что он приподнялся, чтобы увидеть ее и застонал. Она быстро подошла.
Она хотела спросить его, нужно ли было уходить, но промолчала. Они побыли в тишине.
-Спасибо.-сказала она через некоторое время.
-Не за что.

Он дышал все более отрывисто и невольные стоны все чаще сопровождали выдохи.Она пригляделась к его лицу - на нем уже отразилось, запечатлелось страдание. Она понимала, что тонкая грань пройдена, что повернуть назад уже нельзя, что он обречен. Она осмелилась подойти к нему и трепетно поцеловала его колени, те колени, на которые она любила склонять голову и чувствовать на ней любимую и любящую руку. Она снова чуть отдалилась.

Поднялся ветер, по-видимому, наступала ночь. Было довольно холодно, а его обнаженное тело было так беззащитно... Она хотела накинуть на него теплую широкую ткань, но где найти ее и как сделать это?
-Тебе холодно?
Он промолчал.
Через некоторое время, к ее ужасу, у него начался кашель, который он пытался, но не мог подавить, его тело содрогалось, приходилось приподниматься, раны надрывались и боль увеличивалась.
Она упала на колени и качала головой из строны в сторону, прося о милости к нему. Со временем кашель успокоился. Она встала. Он забылся в полусне, но она не могла спать. она не отрываясь смотрела на него, и чувствовала, как он уходит и старалась ловить каждое мгновение его жизни. Становилось теплее. Наступало то, что именуется утром. Он тяжело открыл глаза. Утро не было ни добрым ни злым. Тоска его усталого, поблекшего взора пыталась затмить собой боль.
Она гладила ео затекшие ноги, не умея и не имея права облегчить его страдания. Он пытался улыбнуться ей. Уголки губ чуть поднялись, но зрачки оставались расширенными.
-Тише... -шептала она, видя как ему трудно и отходила, чтобы не смущать его.
Он ничего не говорил, уходила жизнь. Он тяжело дышал, чувствуя приближение смерти.
К середине дня удушье стало очень сильным. Он рерфлекторно судорожно ловил воздух, но скорее, желал умереть как можно быстрее и легче. Она понимала, что он , возможно, не хочет, чтобы она видела его страдание, слабость, смерть, но не могла покинуть его- ей и так предстояла разлука.
-Ты самый лучший, самый красивый... - говорила она.
Он тяжело, со стоном дышал, часто стоны срывались в крики, но он стеснялся их, пытался приглушить. Она видела это.
-Будь искрнен, кричи, если тебе больно.

Тихо подходила смерть.
Дыхание становилось все более частым, болезненным и отрывистым. Он схватывал воздух, вскрикивал, не знал , куда себя деть от усиливавшейся душевной и физической боли. Она, сжавшись, с застывшими у края глаз слезами смотрела на него, понимая, что это- агония. На его лице и груди выступил пот. Она подошла ближе. Он несколько раз вдохнул воздух, не выдыхая, попробовал что-то сказать за счет накопленного воздуха, но не смог и бессильно и очаянно откинул голову назад.
Его дыхание, крики, искаженное болью лицо, тепло, все еще исходящее от него... - все это она жадно ловила не желаяя упустить. Среди дыхательных судорог, остро хлынувших и последних, изрядно измучивших, ему вдруг, каким-то чудом удалось сказать: "Прощай". Она не смогла ответить. Он еще несколько раз вскрикнул, тяжело выдохнул воздух и умер. Увидев и поняв это она не решалась подойти к телу. Но она все-таки потом подошла и обняла ноги, испуганно удивившись, что тело так быстро остыло. Она отошла, села, и впрервые страшное, острое одиночество поразило ее. Она пыталась заплакать, но не могла.

Пришли несколько мужчин и сняли тело. Они бережно положили его на землю, положив рядом белую ткань и бальзам.
-Он Ваш. Делайте с ним, что хотите. - Безо всякого выражения сказал один из них и они ушли.
Она кинулась к телу и безудержно целовала его, поправляла волосы, прижималась, уже не пугаясь его холода, не желая отпускать от себя. Она еще долго лежала, касаясь губами его холодной груди и была готова оставаться так вечность, но понимала, что но ничего не чувствует.
...Одиночество и беспомощность, желание ни о чем не думать, чтобы не сойти с ума...

Она встала, взяла небольшой кусок белой материи и бережно вытерла им, смоченным в бальзаме кровь и нехотя, ноосознавая необходимость, обернула тело тканью, пропитывая ее бальзамом. Неженскими силами она подняла тело и опстила в преварительно вырытую (по-видимому, мужчинами) могилу и, отвернувшись, засыпала ее землей. Похоронив его, она упала на свежую насыпь и пыталась мысленно искать кого-то, думая, быть может, что там не его тело, но никого не было рядом. поднявшись с земли, она ушла с этого страшного, одинокого, пустынного места, почти не оглядываясь, лишь иногда оборачивала она голову, вдруг начиная надеяться, что он не умер, но было темно и пусто, и она шла, уходила прочь...

Она стояла на перронах, желая но не имея права броситься под поезд и лишь смотрела, как приближаются и уносятся вдаль составы, где ей не было места- ни в них, ни под ними.

Она приходила на могилу с какой-то мутной надеждой увидеть его живым, сидящим на земле и ждущим ее, но находила лишь оседающий холм и тишину. Она кусала губы, и не вынося мрака, воспоминаний и одиночества шептала: "Ты жестокий, Господи!" и слышала:
-Многие теряли своих близких...
-Но не так же страшно!..
-И так же страшно...
"Но сколько мне осталось жить, неужели долго и я умру старой? -думала она, уходя. -Но что есть время и что есть старость?.. и какая разница, где была точка секунду назад, вчера, в прошлом году?"
Но она снова приходила к нему на могилу и ее памяти представал он- умирающий бемпомощный и разница была. "Он мертв, он мертв" -слышалось ей, но она не хотела верить и ее преследовал его образ, пытаясь заменить ей настоящего, но жившего и она билась об этот мираж, как о стекло, не находя плоти, не знала, куда себя деть от страшных одиночества и пустоты, желая наконец раэбиться. На ее губах еще дрожал холод его мертвого тела а руки все еще помнили последние прикосновения к умершему и она не хотела терять эту зыбкую память, ибо материальней всего память осязания и желала пронести ее как можно дольше.

Она перебирала камни, присев, возможно вспоминая оцарапавший ее щеку. Она не взяла его как память, думая, что это незачем, и каждый камень был этой памятью. Она вспоминала его глаза и легкий укор и становилось невыносимо тоскливо...
Она встала и отошла чуть дальше. Она стояла задумавшись. Она услышала сзади чьи-то шаги, но не обернулась. Она почувствовала, как в ее спину вонзился нож. Она знала, что ее ударил тот, кто был ее врагом, и кого она сама когда-то хотела убить. Падая на колени, она подняла голову к небу и прошептала: "Господи, прости ему..." Впервые она увидела свет звезды и умерла, рухнув ничком.
17(главным образом(идея))-29 окт 2006

Категория: Ваши рассказы | Просмотров: 509 | Добавил: Вечер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: